facebook

Ясная Поляна Льва Толстого

Last modified on 21 Nov 2016

В 14 километрах к юго-западу от Тулы, есть старинная усадьба 17 века, которая до сих пор хранит уклад деревенской жизни. Здесь, по-прежнему, цветут яблоневые сады, на лесных полянах все так же пчёлы собирают с цветов сладкий нектар, на обширных сочных лугах, как и двести лет назад, пасутся кони. Вечерний туман опускается на тропинки и просеки, он делает жизнь усадьбы таинственной. А обильная утренняя роса напоминает всем её обитателям о пробуждении к новому дню.

Это – Ясная Поляна, уникальный мемориальный и природный заповедник. На протяжении 18-го и 19-го веков здесь создавался своеобразный усадебный ландшафт – французский и английский парки, обширные сады, живописные аллеи, каскад прудов и богатая оранжерея. В архитектурный ансамбль вошли большой барский дом, крестьянская изба, различные хозяйственные постройки, строения, с которых все начиналось. Старые здания усадьбы хранят традиции семьи великого русского писателя Льва Николаевича Толстого.

"Без своей Ясной Поляны, – писал Толстой, – я трудно могу себе представить Россию и моё отношение к ней. Без Ясной Поляны я, может быть, яснее увижу общие законы, необходимые для моего Отечества, но я не буду до пристрастия любить его".

Мы открываем страницы истории, обращаемся к корням и традициям старой русской дворянской усадьбы.

Здесь 9 сентября 1828 года родился писатель и прожил в ней 50 лет. В Ясной Поляне создавались эпопея "Война и мир", романы "Анна Каренина", "Воскресение", автобиографическая трилогия "Детство", "Отрочество", "Юность", а так же повести "Казаки", "Смерть Ивана Ильича", "Крейцерова соната", "Хаджи-Мурат" и многие другие произведения, которыми зачитывается уже не одно поколение во всем мире.

Рано лишившись родителей, усадьба досталась Льву Николаевичу во время раздела имущества в 1847 году. Он получил по наследству Ясную Поляну на правах младшего сына. Таков был обычай, родовое гнездо получает младший из сыновей. В его ведении теперь были 1600 гектаров земли с 330 душами (мужеска пола). Эта часть наследства была наименее доходной, но Толстой все же желал получить именно эту усадьбу. Здесь были корни его семьи и рода, его единственный дом, который он беззаветно любил. Ранее усадьба принадлежала его матери, Марии Николаевне Волконской, в свою очередь получившей её от деда Толстого, Николая Сергеевича Волконского – главного создателя облика усадьбы.

Архитектурный ансамбль, выдержанный в едином стиле, и ландшафт усадьбы сохраняются вот уже два столетия.

 

ДОРОГА ИЗ МОСКВЫ НА ЮГ

Лев Толстой с конём на Посольском трактеЛев Толстой с конём на Посольском тракте

Усадьба расположена на пути важной дороги из Москвы на юг. Её называли и Моравским шляхом, и Посольским трактом, именовалась дорога Екатерининской и Киевской.

Когда-то по этому тракту проносились кони крымского хана, чтобы осадить Тулу. Эта дорога видела многих русских царей: Петра Первого и Екатерину Вторую, Александра Первого и Николая Первого. Проезжая по этой дороге, размышляли о судьбе России А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, А. С. Грибоедов и Н. В. Гоголь. Много ратных людей прошло-проехало по ней. Пыль дороги поднимали в поисках истины богомольцы, шагали неутомимые странники. Пренебрегая распутицей, держали свой путь в иные земли путешественники. Много разного люду хаживало по ней. Уезжанная и утоптанная, дорога многое видела и многое слышала.

Вот и Лев Николаевич часто ходил на тракт, называя эти походы "прогулками по Невскому проспекту". Там он говорил с простым людом о его жизни и нуждах.

 

КРУГЛЫЕ БАШНИ

Есть свидетели всего, что происходило на тракте – это две круглые кирпичные башни, выстроенные ещё дедом писателя, князем Волконским. Изящные в своей простоте, они и сегодня гостеприимны. Как и в былые времена, с них начинается дорога для всех приходящих ко Льву Толстому.

В те давние времена на башенки навешивались железные ворота и сторожа охраняли вход в усадьбу. Полые внутри, они были для сторожей надежным укрытием от непогоды. При Толстых ворот уж не было и ныне посетители попадают на территорию усадьбы через проход, устроенный в невысоком металлическом заборе между белоснежными башнями.

 

"ПРЕШПЕКТ"

"Прешпект" летом в наши дни"Прешпект" летом в наши дни

Сразу за башенками открывается необычайной красоты аллея, воспетая Толстым в таких литературных произведениях, как "Метель", "Семейное счастье", "Юность". В эпопее "Война и мир" князь Андрей въезжает в усадьбу Лысые Горы по аллее "Прешпект", по ней идёт и сам старый князь Болконский. Говорят, что прообразом князя стал дед писателя, Николай Сергеевич Волконский.

Этот знаменитый яснополянский "Прешпект" появился около 1800 года и за полвека приобрел всю силу своей зрелой красоты. Лев Николаевич очень любил гулять по аллее, размышлять под сенью берёз, наслаждаться их особенной жизнью. Вот как Толстой описывает аллею в письме своей жене, Софье Андреевне: "Утром опять игра света и теней от больших, густо одевшихся берёз прешпекта по высокой, уж темно-зеленой траве, и незабудки, и глухая крапива, и все - главное маханье берёз прешпекта, такое же, как было, когда я 60 лет тому назад в первый раз заметил и полюбил красоту эту".

 

КАМЕНКА

Слева от аллеи стоит маленький домик, называемый "каменка". Раньше здесь жил садовник, позже, в 90-е годы, в "каменке" была открыта школа для крестьянских детей, в которых преподавали старшие дочери Льва Николаевича - Татьяна Львовна и Мария Львовна.

Толстого, покинувшего стены университета "именно потому, что захотел заниматься", очень волновал вопрос народного образования. Целью одной из поездок по странам Западной Европы было изучение вопроса народного просвещения. Лев Николаевич считал, что народ бесконечно выше культурных классов и, что господам нужно заимствовать высоты духа у мужиков. Поэтому в 1859 году он занимается устройством школ не только в Ясной Поляне, но и во всем Крапивенском уезде.

Основой обучения Толстой считал "свободу учащегося", отказ от насилия в преподавании. Поэтому в школе не было принудительных правил, дети учились по собственной охоте. Для учащихся Лев Николаевич написал "Азбуку" и "Книгу для чтения". Он стремился к тому, чтобы все в книгах было "красиво, коротко, просто и, главное, ясно".

Судьба школ была нелегкой. Толстому чинились всяческие препятствия вплоть до их закрытия.

 

БОЛЬШОЙ ПРУД

Миновав "каменку", перед нами открывается вид на Большой пруд. Пользовались им и обитатели барского именья, и яснополянские крестьяне. На нем всегда было много народу. Он так тогда и назывался Крестьянский пруд.

Летом крестьянские ребята купались вместе с детьми Толстых. Да и сам Лев Николаевич тоже был не прочь поплавать. Зимой, когда мороз накрепко сковывал пруд льдом, на нем устраивались катки, ребятишки катались на санках. Толстой любил смотреть как катаются на коньках дети и гости. А, иной раз, скинув валенки и надев коньки, присоединялся к веселой ватаге. Нередко и Софья Андреевна, как вспоминают дети, каталась на коньках.

Писатель любил гулять по "Прешпекту" вдоль пруда, где, как он говорил, ему хорошо думается.

 

АНГЛИЙСКИЙ ПЕЙЗАЖНЫЙ ПАРК

Если идти по "Прешпекту" в сторону усадьбы, то по правую руку от берёзовой аллеи будет английский пейзажный парк. В то время было модным устраивать парк в "аглицком" духе.

Если "французскому" парку свойственны симметричные аллеи, то "английские" напоминали лес. Во "французском" парке прогулочные проспекты строго выверены, а в "английском" во все стороны разбегаются извилистые дорожки, следуя своим "лесным" правилам.

Парк был разбит в начале 19-го века на месте глубокого оврага. На его склоне расположен каскад из трёх прудов - "Верхний, "Средний" и "Нижний". Они образовались благодаря перекрытию оврага двумя плотинами.

Через протоки, питающие Нижний пруд, были перекинуты изящные березовые мостки.

В 90-е годы 19 века Лев Николаевич в парке восстановил деревянную беседку-вышку, на которую часто поднималась мать Льва Николаевича, Мария Николаевна. По семейным преданиям в этой беседке в глубине парка она ждала возвращения своего мужа, Николая Ильича Толстого, часто отлучавшегося из усадьбы по делам.

В этом изящном живописном уголке Толстому все напоминало о матери. Нижний парк был любимым её местом прогулок. Здесь Мария Николаевна сажала кусты роз, орешник, бересклет. Прикосновение ее рук ещё помнят двухсотлетние липы. А у "Верхнего" пруда слышен шелест листьев потомков серебристых тополей, давно когда-то посаженных Марией Николаевной.

Мария Николаевна умерла, когда Толстому не было и двух лет. Лев Николаевич пишет: "Нынче обхожу сад, и снова, как всегда вспоминаю о своей матери, о маменьке, которую я совсем не помню, но которая осталась для меня святым идеалом".

 

ДОМ ВОЛКОНСКОГО

Чуть поодаль, на возвышенном месте, у хозяйственного двора стоит белокаменный дом с мезонином. Это Дом Волконского, самая старая постройка в Ясной Поляне.

Старинное здание полностью выполнено из камня, стены добротные, в полтора метра толщиной.

При жизни князя здание предназначалось для хозяйственных нужд. Здесь проживала прислуга, располагались различные мастерские по изготовлению ковровых изделий, обработке кожи. Одно время здесь была "чёрная" кухня и прачечная. В более позднее время в одном из крыльев здания была устроена художественная мастерская для Татьяны Львовны. Она училась в Училище живописи, ваяния и зодчества и была одной из любимых учениц прославленного русского художника И. Е. Репина.

Дом Волконского великолепен не только своим внешним видом. Внутреннее убранство хранит память о предках Толстого. В выставочном зале представлены бытовые вещи князя, возраст некоторых из них приближается к двум столетиям.

Князь имел тонкий художественный вкус и мы можем полюбоваться его прекрасной коллекцией живописи.

В настоящее время Дом Волконского исполняет административные функции.

 

КОНЮШНЯ И КАРЕТНЫЙ САРАЙ

Очень интересна низкая длинная постройка из природного известняка, что напротив Дома Волконского. Это конюшня и каретный сарай, память о тех временах, когда Лев Николаевич увлечённо занимался хозяйственной деятельностью.

Хозяин усадьбы заводил новые породы лошадей, коров, овец, свиней. В конюшне вот уже более двухсот лет, сменяя поколения, живут лошади. Каретный сарай был предназначен для хранения экипажей и сбруи. Здесь же мы видим ту пролётку, на которой Лев Николаевич тёмной осенней ночью 1910 года навсегда покинул Ясную Поляну.

 

КУЧЕРСКАЯ ИЗБА или ДОМИК КУЧЕРА

Рядом с конюшней стоит очень крепкая рубленная крестьянская изба, покрытая соломой. Здесь жили толстовские кучера.

Сейчас в кучерской полностью, до мельчайших деталей, воссоздан интерьер крестьянской избы девятнадцатого века. В ней всего-то две комнаты: сени и жилая комната. Но каждый предмет в избе имеет свою давнишнюю историю. И чего только здесь нет : и сбруи, и лошадиные дуги, кухонные глиняные горшки и ухваты. А какая изба без настоящей русской печи! Деревянные столы и лавки по углам и, конечно, как и в каждой деревенской избе красный уголок с оберегами. И первая забава крестьянских детей - изготовленная своими руками соломенная игрушка.

В эту избу и пришёл Лев Николаевич той осенней ночью с просьбой запрячь лошадей в экипаж и отвезти его на станцию.

Спешно собирался Толстой. Писатель взял с собой лишь самые необходимые вещи и торопливо направился к кучерской. В темноте сбился с дороги, потерял шапку, вернулся в дом за другой. И лишь затем, вместе со своим личным врачом Д. П. Маковецким, дальнейшим его спутником, дошёл до кучерской.